магистратура за рубежом, как поступить в HECЯ верю, что личный опыт и впечатления могут иногда рассказать об университете значительно больше, чем все рейтинги и сайт вуза. Поэтому я с удовольствием поговорила с Ниной Калитиной об ее опыте обучения в лучшей европейской бизнес-школе.

Нина получила двойной диплом магистра (Master in International Business и CEMS Master) в HEC Paris. В рамках программы CEMS Нина также провела семестр по обмену в Университете Вены (WU — Vienna University of Economics and Business).

До этого Нина окончила Факультет Государственного Управления МГУ (и всегда мечтала поехать учиться за границу. Во время бакалавриата это не удалось, поэтому она решила поступить заграницу сама, когда закончит обучение в МГУ!)

Нина Соломатина (НС): Почему ты выбрала поступать в HEC?

Нина Калитина (НК): Франция была одной из стран, где я хотела учиться, потому что я долгое время учила французский язык. Помимо этого я ходила на всяческие выставки по образованию за границей, и там, как правило, было представлено очень много французских и английских школ. В Англию мне не очень хотелось – это казалось «избитым», плюс я хотела, чтобы у меня был стимул учить второй язык. Поэтому, когда я поступала, я подавала документы в 3 французские и 2 испанские школы. При этом Испания была второстепенным вариантом, хотя во все испанские ВУЗы я поступила.

НС: В какие школы ты подавала документы на поступление?

НК: Я поступала в HEC, EMLyon, ESADE и Instituto de Empresa. Третью французскую школу уже не помню.

НС: И куда в итоге поступила?

НК: Поступила всюду, кроме Лионской бизнес-школы.

НС: А как ты занималась вопросами поступления?

НК: Для подготовки к GMAT я проходила курс по логике теста. У этого экзамена есть свои особенности, это важно знать, и на курсах это рассказывают. Потом я готовилась сама, но когда у меня набирались вопросы, которые я не понимала, я просто брала индивидуальные занятия с преподавателем по GMAT. То есть я сходила на общий курс по логике экзамена, и потом взяла несколько уроков конкретно под свои вопросы. К IELTS я полностью готовилась сама – это заняло несколько дней, так как после GMAT сдать экзамен по английскому языку вообще не составляет труда. Всеми остальными вопросами поступления я также занималась сама – разбиралась, как писать эссе, мотивационные письма, отправлять документы. Но у меня было время этим заниматься.

НС: А какие у тебя впечатления от HEC?

НК: HEC — это очень французская школа. Важно понимать, что она находится не в Париже, а в деревушке под Парижем. При этом и кампус, и учебные корпуса, и студенческий клуб, и бар, и спортивные помещения – все находится в одном месте. В этом смысле HEC немного напоминает кампусы американских университетов – маленький студенческий городок. Лично мне это нравилось безумно. Вокруг только студенты, время дойти до учебного корпуса составляло 5 минут, на территории кампуса постоянно проходило много вечеринок и т.д. Что касается нагрузки, мне не показалось, что она там очень высокая. Но, может быть, оттого, что я всегда очень хорошо училась, и для меня много заниматься — это норма.

На мой взгляд, HEC — это школа, очень ориентированная на финансы. Там, безусловно, были хорошие курсы по маркетингу, стратегии, инновациям, но в процентном соотношении курсов по финансов было значительно больше. И хотя я никогда не делала фокуса на финансах для себя, мне все равно приходилось брать эти дисциплины, так как курсов из других областей не хватало, чтобы полностью заполнить учебный график.
Для тех, кому интересны финансы, мне кажется, HEC — отличный вариант. Для тех же, кто видит свой профиль в других сферах, я бы советовала подробно изучать программы и, возможно, обращать внимание на другие школы CEMS.
Меня «спасло» то, что второй семестр у меня было по обмену в Вене, и там было гораздо больше вариантов того, что было интересно именно мне. Причем в рамках программы CEMS уровень курсов в Вене был не ниже, чем в HEC.

НС: То есть получается, что в HEC мало обязательных курсов и много курсов по выбору?

НК: Да, практически всю программу ты составляешь себе самостоятельно. Собственно, так же, как и в Вене.

НС: А что тебе больше всего понравилось из всего опыта обучения в HEC?

НК: Больше всего понравилось качество преподавания. Заграницей действительно совсем другой подход к бизнес-образованию, во всяком случае, по сравнению с моим факультетом в России. Все курсы, которые я брала, вели люди, проработавшие в своей сфере довольно долгое время (например, luxury management вел Vincent Bastien, бывший CEO Louis Vuitton; корпоративные финансы вел человек, который 20 лет проработал в корпоративных финансах. И так со всеми курсами). Соответственно, профессора изнутри понимали свой предмет, приводили много жизненных примеров. Это также был хороший источник networking-а. С точки зрения подхода к обучению, то он кейсовый. Лично для меня это очень хорошо дополнило то образование, которое я получила в России. МГУ заложило хорошие фундаментальные основы, но там не хватало практической составляющей. В HEC, наоборот, было много практики, реальных кейсов, личных жизненных примеров из рабочего опыта преподавателей.

Второе, зачем я ехала, это расширение мировоззрения и взглядов. В HEC приходится учиться с людьми не только из Франции, но вообще отовсюду. Таким образом, сам опыт жизни в другой стране плюс общение с людьми разных национальностей, с широким и таким отличным от твоего бэкграундом — это реально очень рушит привычную картину мира. Лично для меня мир перестал делиться на Россию и весь остальной мир. Я поняла, что есть моя страна, есть много других, которые перестали казаться чем-то далеким и недосягаемым. Я стала мыслить категориями того, что я сама могу решить, где именно мне жить. И тот факт, что на данный момент я вернулась в Россию — это не результат того, что я здесь родилась, а сознательный выбор, что пока я вижу больше преимуществ от того, чтобы быть на родине. При этом среди моих друзей есть много примеров тех, кто уехал жить и работать в другие страны.

Третье, что дает HEC – это сильный опыт студенчества. Мне этого немного не хватило за время учебы в МГУ – и HEC с лихвой восполнило этот пробел. Как результат активной студенческой жизни – заводится много хороших друзей и контактов по всему миру. У меня, например, сейчас есть знакомые почти в любой стране Европы.

Как поступить в топ бизнес-школу?

НС: Я знаю, что HEC все-таки очень французская школа. Насколько иностранному студенту там комфортно?

НК: Конкретно моя программа (CEMS) была очень международной, но в самой школе бывали моменты, когда французский снобизм сильно ощущался. Правда, по большей части, это было со стороны тех французов, которые учились в HEC на бакалавриате на французском потоке, где иностранцев нет.
На всех других мастерских программах невероятная смесь людей разных национальностей, и все открыто друг с другом общались. Таким образом, некоторая французская специфика у HEC есть и к этому важно быть готовым, но в целом, школа очень международная, и всегда есть возможность найти людей, с кем общение будет доставлять удовольствие.

НС: А какое у тебя было примерное расписание во время обучения в HEC?

НК: Что касается учебных курсов, то их часто ставили с большими промежутками, поэтому времени выезжать в город было не так много — примерно раз-два в неделю. Зато во время таких перерывов можно было пойти и часок поспать, или позаниматься спортом, или прогуляться, или пообщаться с родными.
Каждый четверг в HEC проходят известные вечеринки — POW (Party of the week), а каждый месяц — POM (Party of the month). Я старалась на них выбираться, потому что они сильно расширяли круг общения (там можно было познакомиться с людьми с других программ). Такое общение, на мой взгляд, является очень важной частью HEC опыта. Кроме того, не возникало проблем с перемещением, так как ты живешь в 5 минутах ходьбы от места проведения вечеринки. Вообще, для тех людей, кому важно выстроить хороший нетворкинг, HEC дает много возможностей. Так, в HEC действует огромное количество студенческих клубов, и каждый может найти себе клуб по душе.

НС: А что касается трудоустройства — насколько русскому выпускнику реально остаться работать в Европе, и как HEC в этом содействует?

НК: В HEC, конечно, есть отдельный офис, который занимается вакансиями для выпускников. Но то, что в HEC действительно хорошо — это база данных с предложениями по работе. Для этого сами работодатели «скидывают» огромное количество вакансий, это все потом публикуется в базе данных, и все студенты и выпускники HEC имеют полный доступ к этой информации. Там, действительно, очень много вариантов: немного больше предложений в финансах, но, в принципе, есть все — и по маркетингу, и по стратегии в том числе. Единственный нюанс — все-таки, как правило, нужно хорошее владение французским языком. Это связано с тем, что большинство вакансий ориентировано на французов, которые учатся в этой школе. Поэтому французский идет как очень важный элемент для получения работы там.
Что касается возможности остаться, то, я считаю, если есть огромное желание жить и работать во Франции, то после HEC это более чем реально сделать.
Лично я, пожив в HEC и в Париже, поняла, что это совершенно не мой город. Для меня туда приятно приезжать на выходные, но жить и работать в этом городе я бы не хотела. Тем не менее, когда я искала стажировку, именно через сайт HEC я получала большое количество интервью.

НС: А большинство вакансий на сайте HEC во Франции, или есть в других европейских странах?

НК: Большая часть предложений, естественно, по Франции. Тем не менее, я заметила тенденцию (которая, мне кажется, только будет увеличиваться) по росту предложений в странах с растущими экономиками — в Сингапуре, Шанхае, Гон Конге, Дубае. В HEC таких предложений было довольно много.
Что касается другой Европы, помимо Франции, вакансии тоже были. Насколько мне удалось понять, русскому студенту без разрешения на работу реальнее всего попасть на работу во Францию, в Германию, в Ирландию (если Вы хотите работать в Google). Это то, где можно закрепиться и обосноваться.
Тем не менее, есть довольно много стран, куда без разрешения на работу подаваться не стоит, так как это будет тратой времени. Например, так было с Веной, где я с огромным бы удовольствием осталась. Однако на нетворкиговых мероприятиях в Вене работодатели открыто говорили, что резюме без наличия разрешения на работу даже не открывают.

НС: А где у тебя была стажировка по CEMS (обязательная часть программы — прим. автора)?

НК: Моя стажировка была в Дубае, в маркетинге, как я и хотела. Я занималась там созданием маркетинговой поддержки для направления бизнес-тренингов. Компания была маленькая, и маркетинг был больше в формате стартапа. Кроме того, я попала в регион, где мне очень интересно было оказаться. Для меня это был совершенно новый опыт. Дубай сильно отличается и от Европы, и от России – совершенно другой мир и своя необычная специфика. Поэтому я была безумно довольна.

{Огромное спасибо Нине Калитиной за время и открытое общение!}


Цель нашей работы — дать Вам практические и проверенные рекомендации для успешного поступления в магистратуру лучших мировых университетов и бизнес-школ.

Мы оказываем профессиональную помощь c подбором вуза и программы за рубежом и подготовкой документов для поступления.

Результаты и отзывы наших клиентов говорят сами за себя — обращайтесь, если Вы хотите увеличить свои шансы на поступление!


Понравилась статья?
Подпишитесь и получайте самую полезную информацию о поступлении в магистратуру за рубежом!